Ответственность основного общества по гражданско-правовым обязательствам дочернего общества

банкротство

Обеспечивая стабильность предпринимательского оборота, защищая интересы дочернего общества, его кредиторов и акционеров, ГК Украины  устанавливает два случая ответственности основного общества (товарищества) по долгам дочернего:

— солидарная ответственность наступает по сделкам, заключенным дочерним обществом во исполнение обязательных указаний основного, если это основное общество имеет право давать указания дочернему;

—  субсидиарная   ответственность   применяется,   если   по   вине   основного   общества наступило банкротство дочернего. Для привлечения к ответственности основного акционерного общества в его действиях должен быть обнаружен умысел (п. 3 ст. 6 Закона об АО при определении субъективной стороны применяет конструкцию «заведомо зная…»).

Возникает вопрос: как понимает современное законодательство право основного общества давать указания дочернему? Является ли это право основного общества своеобразным изъятием тех или иных полномочий из компетенции органов управления дочернего общества или это соответствующие указания по вопросам «неизъятой» компетенции органов управления дочернего общества, которые становятся обязательными к исполнению?

Представляется, во-первых, что в силу общего принципа действия юридических лиц во вне через свои органы управления  решения должны быть оформлены и управленческие действия совершены именно от органов дочернего общества, но только после получения на этот предмет обязательных указаний основного. Здесь можно провести аналогию с заключением сделок единоличным исполнительным органом после предварительного одобрения советом директоров по вопросам, требующим такого предварительного одобрения, например, в связи с совершением крупных сделок.

Во-вторых, очевидно, что эти обязательные указания должны быть обращены именно к единоличному исполнительному органу дочернего общества, поскольку исполнение каких-либо обязательных указаний коллегиальным органом противоречит сущности коллегиального органа управления юридического лица и здравому смыслу.

Закон Украины об АО устанавливает «особые» условия привлечения к ответственности основного акционерного общества — только в случае наличия специальных положений о праве основного общества давать указания дочернему в договоре или уставе дочернего общества, что существенно затрудняет возможность реализации этой законодательной нормы.

С целью предотвращения возможной ответственности основные общества пытаются скрыть степень своего участия и контроля за деятельностью дочернего; наличие в уставе дочернего общества или в договоре между основным и дочерним обществами положений о праве основного общества давать какие-либо обязательные указания дочернему — редкое явление для холдингов.

Обобщение материалов судебной практики по делам о привлечении основного общества к субсидиарной ответственности по долгам дочернего в случае его банкротства по вине основного показывает, что для удовлетворения исковых требований по данной категории дел истец должен:

1)  доказать   факт   дочерности   или   наличие   права   требования   к   лицу,   несущему
субсидиарную ответственность;

2)  предъявить доказательства, подтверждающие наличие вины в действиях основного
общества, результатом которых явилась несостоятельность дочернего общества;

3)  обосновать недостаточность имущества у дочернего общества для удовлетворения
своих требований.

При этом суды последовательно придерживаются позиции, что право на предъявление своих требований к учредителям в порядке привлечения их к субсидиарной ответственности имеют кредиторы, чьи требования не удовлетворены в полном объеме, в ходе конкурсного производства.

С точки зрения оснований привлечения основного общества к ответственности по долгам дочернего практический интерес представляет случай, когда основное общество по договору реализует полномочия единоличного исполнительного органа дочернего, являясь его управляющей организацией. Должно ли основное общество в этом случае отвечать солидарно по сделкам, совершенным дочерним обществом, ведь все эти сделки совершает от имени дочернего общества само основное, являясь его руководителем?

Представляется, что в этом случае основное общество может быть привлечено к ответственности за убытки, причиненные по его вине дочернему обществу, как орган управления юридического лица.

Можно утверждать, что нормы, регулирующие деятельность основного общества как единоличного исполнительного органа дочернего, являются в данном случае специальными и в силу этого имеют приоритет. В этом случае, если основное общество существует в организационно-правовой форме АО, правом обратиться с иском в суд обладает само общество, а также акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций. Если основное общество — ООО, правом обратиться в суд наделены само общество, а также участники независимо от размера их доли в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ по трем причинам.

Первое — из-за объемности этого материала, выходящего за пределы настоящего исследования. Второе — особенности прав и обязанностей основного и дочернего обществ в налоговых и антимонопольных отношениях будут рассмотрены нами в следующих параграфах этой главы. Третье — известно, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы (п. 1 ст. 53 ГК РФ). Вопросам организации и взаимодействия органов управления основного и дочерних хозяйственных обществ посвящена гл. V.



Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

 
 

Разработка сайта: GATEON.net