Недействительность и незаключенность договора. Практические вопросы.

Вопрос о разграничении недействительных и незаключенных (несостоявшихся) договоров в последнее время встал наиболее остро. В судебной практике очень часто встречаются споры не о том, действителен договор или нет, а по поводу квалификации того или иного действия как договора. При этом, суды отказывают в удовлетворении исков о признании договоров недействительным и применении последствий их недействительности на том основании, что договор является незаключенным. Поэтому проблема соотношения недействительных и незаключенных (несостоявшихся) договоров представляется весьма актуальной.

Ее решение особенно важно потому, что от квалификации договора зависит возможность применения тех или иных правовых норм и наступление предусмотренными ими правовых последствий. Причем, если последствия недействительности договоров подробно урегулированы законом, то в отношении последствий незаключенных договоров закон не содержит никаких специальных указаний.

Проблема недействительных и незаключенных договоров имеет также иной аспект. Для стабильности гражданского оборота особенно важно, чтобы договоры соответствовали тем требованиям, которые к ним предъявляет закон, и приводили к установленным им правовым последствиям. Поэтому независимо от юридической квалификации договора (как недействительного или как незаключенного) необходимо стремиться к тому, чтобы подобных договоров в гражданском обороте было меньше.

Однако некоторые нормы, содержащиеся в действующем законодательстве, а также правоприменительная практика нередко способствуют увеличению количества договоров, не влекущих соответствующих их содержанию правовых последствий. В связи с этим встает вопрос о необходимости внесения изменений в действующее законодательство, а также корректировки некоторых тенденций практики его применения.

Несоответствие сделки требованиям закона или не достижение правового эффекта, на который она направлена, могут быть присущи как недействительной, так и действительной сделке. Например, оспоримая сделка до оспаривания не соответствует требованиям закона, а завещание до открытия наследства не вызывает именно тех правовых последствий, на которые оно направлено, но в обоих случаях имеет место действительная сделка. Поэтому указанные признаки не могут быть положены в основу утверждения о том, что недействительная сделка сделкой не является.

Вместе с тем общие признаки, присущие как действительным, так и недействительным сделкам, свидетельствуют о том, что и те и другие обладают одинаковыми по своей юридической природе формой и содержанием — формой и содержанием сделки. Пороки недействительной сделки не меняют ее юридическую природу как сделки, а лишь приводят к тому, что недействительная сделка не порождает тех правовых последствий, на которые она направлена. Однако отсутствие последствий, на возникновение которых была направлена недействительная сделка, свидетельствует лишь об отсутствии эффекта сделки, но не об отсутствии самой сделки. Необходимо разграничивать действие и его результат, и неверно составным элементом действия считать достижение только определенного, желательного для лица, а не какого-нибудь иного результата.

Объединение действительных и недействительных сделок в одну категорию — сделки оправдано еще и потому, что к ним применяется ряд общих норм права. В частности, оценка договора на предмет его соответствия требованиям закона осуществляется на основании положений об отдельных видах договоров, а не норм об иных видах юридических фактов (например, деликтах).

В результате, недействительный договор характеризуется как соглашение, не соответствующее требованиям закона и не влекущее тех правовых последствий, на которые оно направлено, но являющееся сделкой. В содержание же конкретного договора входят только существенные и обычные условия. Условия же договора определенного типа можно подразделить на существенные и несущественные, а последние, в свою очередь, — на обычные и случайные.

Вместе с тем при рассмотрении вопроса, вступил ли договор в силу, учитываться должны не только условия, включенные в содержание конкретного договора, но и те, которые должны были быть включены в такой договор в соответствии с законом.

Можно сделать  вывод о том, что необходимо различать ситуации, когда соглашение между сторонами вообще не достигнуто, и когда оно достигнуто, но не содержит всех условий, названных законом существенными.

Таким образом, договор следует считать заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение, направленное на гражданско-правовые последствия, по тем существенным условиям, которые стороны сочли необходимым согласовать, поскольку с этого момента такое соглашение приобретает форму и содержание сделки. При включении сторонами в такое соглашение, не всех условий, названных законом существенными, договор должен считаться недействительным как не соответствующий требованиям, предъявляемым законом к содержанию сделки.

При этом под достижением соглашения следует понимать отсутствие неурегулированных разногласий относительно любых условий, которые решили согласовать стороны: существенных в соответствии с законом и существенных по инициативе сторон.

При наличии разногласий по договорным условиям, а также если на оферту не получен акцепт или получен акцепт на иных условиях (новая оферта), необходимо считать, что договор не заключен в связи с тем, что волеизъявление обладает формой и содержанием сделки, несоблюдение установленной законом формы свидетельствует не о том, что договор не заключен, а об его заключении с нарушениями требований закона. Поэтому соблюдение формы, от которого зависит возникновение прав и обязанностей сторон, должно рассматриваться как условие действительности договора, а не как основание для признания его заключенным.

При несоблюдении формы, установленной соглашением сторон, должна действовать презумпция того, что стороны договор еще не заключили, поскольку не намеревались связать себя правами и обязанностями. Однако, если стороны приступили к исполнению соглашения, следует исходить их того, что они отказались от ранее достигнутого соглашения относительно формы, и заключен действительный договор в иной форме.

Государственная регистрация и ее значение для заключения договора» посвящен выявлению правовой природы государственной регистрации договора и ее роли в заключении договора.

По мнению автора, отметка регистрирующего органа на договоре-документе не имеет отношения к его форме, а только подтверждает факт уже произведенной регистрации. Поэтому законодатель обоснованно не относит государственную регистрацию ни к самостоятельной форме, ни к элементам одной из предусмотренных законом форм договора.

По мнению многих авторов, следует, что государственная регистрация, по общему правилу, является стадией заключения договора, а в предусмотренных законом случаях — условием его действительности. Однако анализ законодательства показывает, что не удается выделить ни одного случая, когда несоблюдение требования о государственной регистрации для сделок с недвижимым имуществом влечет ничтожность договора вместо его незаключенности. Несоблюдение регистрации договоров о передаче прав на объекты интеллектуальной собственности все же влечет ничтожность сделки. Но данная регистрация имеет те же цели, что и регистрация сделок с недвижимым имуществом. Поэтому последствия несоблюдения обеих регистрации должны быть одинаковы.

Между тем,  квалификация государственной регистрации как стадии заключения договора неверна по существу. Заключение договора завершается в момент достижения соглашения, когда последнее обретает форму и содержание сделки, то есть еще до его государственной регистрации. Поэтому соблюдение требования о государственной регистрации договора следует считать условием его действительности, а не основанием для признания договора заключенным.

По этому, можно подвергнуть критическому анализу позиции тех решений суда, которые к «незаключенным» договорам предлагают применять нормы об обязательствах из неосновательного обогащения или виндикации вместо положений о последствиях недействительности сделок.

Таким образом, как правило, стороны как недействительного, так и «незаключенного» договора полагают, что их соглашение привело к возникновению соответствующих прав и обязанностей, и приступают к их исполнению. Однако нормы об обязательствах из неосновательного обогащения и виндикации не рассчитаны на то, чтобы вернуть переданное по сделке ее обеим сторонам. Если же имущество будет возвращено только одной стороной, возникнет реальное неосновательное обогащение другой стороны договора. Между тем нормы о реституции, в отличие от положений о виндикации и кондикции, направлены на то, чтобы избежать подобной ситуации, что в большей степени соответствует интересам сторон как недействительного, так и «незаключенного» договора, а также публичным интересам.



Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

 
 

Разработка сайта: GATEON.net